Телецкие записки
Переворот с подъёмом

От поездки на Телецкое озеро осталось двоякое впечатление. С одной стороны, там красиво, воздух просто обалденный, а с другой стороны, даже не знаю, захочется ли мне приехать в Артыбаш ещё раз?

Идея с поездкой родилась спонтанно. Две недели зимнего отпуска не хотелось тупо провести в квартире. Я посмотрел на карту и подумал: а не махнуть ли мне в Горный Алтай? Посмотрел на карту ещё раз: та-ак здесь я был, здесь тоже был… Ага! На Телецком озере не был. Решено: еду в село Артыбаш, что стоит на берегу Телецкого озера. Нашёл гостиницу на «Букинге» и — вперёд!

Большая часть дороги мне была хорошо знакома. Из Новосибирска надо ехать по барнаульской трассе, затем в сторону Бийска, обходить его по объездной дороге до Маймы, а там сворачивать не направо, как я ездил раньше, а налево — через Горно-Алтайск и дальше, петляя по горной дороге, до самого озера. Таков был план. Но жизнь, как всегда, внесла свои корректировки.

Объезжая Бийск, навигатор посоветовал свернуть с основной трассы налево. Я подумал, может что-то изменилось за те полгода, что я здесь не был, и свернул, следуя рекомендациям навигатора. И тут же пожалел об этом.

Дорога, на которую я выехал, была узкая, плохо очищенная от снега. Надо, думаю, возвращаться. Вот сейчас проеду чуть-чуть и развернусь. Догоняю рейсовый «Пазик», начинаю его объезжать и вижу, как на встречу мне несётся машина. Я притормаживаю, поворачиваю руль вправо и в этот момент машину начинает крутить на дороге — попал на обледеневший участок. Машину выбросило на обочину и перевернуло водительской стороной на бок. Всё, это конец, мелькнуло в голове. Перед глазами пробежали кадры из боевиков, когда машина переворачивается, из бачка вытекает бензин, через секунду раздаётся взрыв.

Вместо взрыва я услышал мужской голос:

— Ты там живой?

Это водитель «Мазды», который ехал по встречной полосе, притормозил и поспешил мне на помощь. Он попытался поставить машину обратно на четыре колеса, но в одиночку это было тяжеловато.

— Живой! Я сейчас вылезу!

Со второй попытки мне удалось выбраться через пассажирскую дверь. Вдвоём мы перевернули машину. Теперь надо было как-то вытянуть её обратно на дорогу. А вот с этим было уже сложнее — двумя колёсами она зарылась в снег.

— Трос есть? — притормозила «Хонда-ЦРВ».

— Есть!

Прицепили трос, попробовали вытянуть — не получилось. Через пять минут остановился «Кайрон»:

— У меня тяжелее машина, давай ко мне прицепим.

Я поблагодарил мужиков из «Хонды» и «Мазды». Они уехали. Пристегнул трос в «Кайрону». Для машины, которая весит больше двух тонн, вытянуть мою «ласточку» было сущим пустяком.

— Спасибо!

«Кайрон» уехал. Я завёлся, встал на обочину, включил «аварийку». Меня трясло. Если бы я курил — выкурил бы пол пачки. Я осмотрел машину — ни царапины, ни вмятины. Только след на снегу указывал, что здесь что-то произошло. Я сел за руль и поехал обратно на трассу, по которой в Горный Алтай ездил всегда. Хватит с меня на сегодня экспериментов. Впереди была ещё половина пути.

…А всё-таки, хорошие у нас люди! Мне на помощь остановились сразу три машины!

Телецкие записки

Малиновое небо

После переворота я ехал очень аккуратно. Будь я учеником автошколы, инструктор по вождению был бы мною доволен: ехал по знакам, соблюдая скоростной режим. Молодец, садись, «пять»!

Чем ближе был Горный Алтай, тем теплее становилась на улице. Если в Новосибирской области термометр на рассвете показывал минус 26 градусов (местами даже минус 29), то после обеда в Горном Алтае было уже около нуля.

Светило солнце. Дорога пустая. На горизонте стали появляться горы. Впервые остановился у стеллы на границе Республики Алтай. Летом к Памятнику туристу не протолкнуться, а зимой — никого.

После Маймы навигатор повёл меня в Горно-Алтайск. Этой дорогой я еще не ездил. Город особо не рассматривал, больше уделяя тому, что происходит на дороге. Жители возвращались с работы домой, образуя на светофорах «пробки». Совсем как в настоящей столице. А для того, чтобы выехать из города, пришлось немного по петлять по частному сектору.

От Горно-Алтайска до Телецкого озера всего 160 километров. Но на трассе так много подъёмов, спусков и поворотов, что это отнимает много сил и времени. Чем-то даже напомнила горный серпантин по дороге в Сочи. Полторы сотни километров я ехал часа три — не меньше.

Малиновое небо

Темнело. Солнце цеплялось за верхушки гор, озаряя вечерний небосклон малиновым светом.

В Артыбаше было уже темно, когда я добрался до окраины села. Нашёл свою гостиницу и завалился спать. Двенадцать часов за рулём давали о себе знать. Завтрашний день обещал быть интересным.

День второй

… в Артыбаше был солнечный и тёплый. Уличный градусник показывал плюс один градус. После новосибрских минус двадцати казалось, что из середины зимы я перенёсся на машине времени на два месяца вперёд — в раннюю весну.

Телецкие записки

Этот день я решил посвятить осмотру местности. И первое, что меня удивило, когда я вышел из гостиницы, это само Телецкое озеро. Перед поездкой в моём воображении рисовалось большое круглое озеро с голубым прозрачным льдом, как на Байкале. В действительности Телецкое озеро оказалось заснеженным, узким, вытянутым, больше напоминающим реку.

На одном берегу расположено село Артыбаш, на другом — Иогач. Между сёлами построен автомобильный мост, но местные жители ленятся идти до моста, поэтому ходят друг к другу в гости прямо по льду озера.

Одна из доступных достопримечательностей Артыбаша — это смотровая площадка на горе Тилан-Туу (741 метр) . От моей гостиницы до площадки около трёх километров. Поэтому я, не долго думая, проложил маршрут на Яндекс.Картах, и отправился в путь.

Прогуляться по зимнему лесу одно удовольствие. Воздух — не передать словами. Местные жители и не догадываются, какое это насаждение — дышать чистейшим горным воздухом. Если бы можно было привезти его с собой в город, я нагрузил бы банками полную машину.

Кстати, о машинах. При подходе к смотровой площадке я услышал за спиной шум мотора, оглянулся — меня догоняла японская малолитражка с новосибирскими номерами. Оставляя после себя вонючие клубы бензиновых выхлопов, самоходная телега с двигателем внутреннего сгорания проехала мимо и скрылась за поворотом.

Водителя я увидел через пару минут. Его красное лицо резко выделялось на белоснежном фоне. Может ему плохо, подумал я, и подошёл ближе.

— Здравствуйте! Вы из Новосибирска? — спросил я.

— Что? Нет, я местный, — у водителя заплетался язык, похоже, он был пьян. Или со вчерашнего дня ещё не протрезвел.

— Я думал, что земляк.

— Не-а, жил в Новосибирске несколько лет. Вот сюда переехал. Как тебе? Красота!

— Это точно.

— А в городе что? — продолжал бывший земляк, — пробки, работы нет, а здесь столько возможностей. Я, например, шеф-поваром в кафе работаю!

— Хорошая работа, — говорю.

Я был уже не рад, что ввязался в разговор.

— Тут тебе и рыбалка, и все дела. Алтай — место силы! Слышал об этом?

— А смотровая площадка где? — спросил я.

— Иди по тропинке, ты обалдеешь.

Телецкие записки

Пьяный повар оказался прав. Со смотровой площадки действительно открывался потрясающий вид на заснеженное озеро, сёла Иогач и Артыбаш. Сделав несколько фото, я повернул обратно. Машины уже не было. Зачем бывший земляк поднимался на вершину горы так и осталось для меня загадкой. Может, в этом месте лучше выветривается алкоголь? Или здесь повар набирается силы для нового рабочего дня?

Хотя, возможно, я просто наговариваю на человека, и он был пьян не от алкоголя, а от дурманящего горного воздуха. Интересно, сколько его войдёт в трёхлитровую банку?

Константин Соколов.