25.12.2019      334      0
 

Чужие люди


Чужие люди

После пятидесяти лет у Сергея Николаевича вконец испортился характер. Он стал хмурым, раздражительным, иногда покрикивал на жену, чего в прежние годы трудно даже было представить. А на свой юбилей — в пятьдесят пять — заявил жене, что они должны развестись. Светлана Викторовна, привыкшая к разного рода чудачествам мужа, пропустила его слова мимо ушей — мало ли чего мужик спьяну ляпнул?

Дело было в январе. Наступивший год обещал быть богатым на семейные праздники. Через месяц, 14-го февраля, у них будет «жемчужная» свадьба — тридцать лет совместной жизни, а в самом начале лета 55 лет исполнится уже Светлане Викторовне. Они с мужем были ровесниками.

На следующий день Сергей Николаевич вернулся к вчерашнему разговору.

— Я подал на развод, — положил перед супругой повестку.

— Что? — Светлана Викторовна взяла в руки бумажку, — Ты о чём? Какой развод?

— Я с тобой развожусь! Всё, хватит, нажились!

Светлана Николаевна непонимающе смотрела на мужа: если это шутка, то глупая. И вдобавок обидная. Какой может быть развод после стольких лет жизни? Внучки уже скоро в школу пойдут…

— Ты серьёзно?

— А ты не видишь?

Сергей Николаевич снял с антресолей чёрный чемодан на колёсиках и стал складывать в него свои вещи.

— Серёжа, объясни, что происходит?

Сергей Николаевич застыл с двумя свитерами в руках, выбирая, какой положить в чемодан:

— Слепая что ли? Вещи собираю.

— Отшутиться не получится. Расскажи, что случилось.

— Какой из них ты мне вязала?

— Синий.

Сергей Николаевич отбросил его в сторону.

— А зелёный покупала, — добавила Светлана Викторовна.

Отбросил и второй свитер:

— Ничего от тебя не надо!

— Серёжа, я вообще все вещи тебе покупала.

— Значит, голый уйду!

Сергей Николаевич порылся в шкафу:

— А—а! Нашёл! Вот этот комбинезон мне на старой работе выдали. Не пропаду!

Светлана Викторовна резко встала с дивана, подошла к мужу, вырвала комбинезон:

— Хватит устраивать цирк! Рассказывай!

Сергей Николаевич посмотрел прямо в глаза супруге и отчётливо произнёс:

— Я. Всё. Знаю.

— Что ты знаешь?

— Всё!

— А конкретно?

— Ты хочешь, чтобы я сказал?

— Да, хочу. Должна же я знать, почему ты решил со мной развестись после тридцати лет жизни.

— Ладно… Ты мне изменяла!

— Только-то… Чушь какая.

— Не смей мне врать! Я всё знаю!

На лице Светланы Викторовны мелькнула тревога, она вернулась к столу, взяла в руки повестку:

— Ты специально четырнадцатое число выбрал?

Тридцать лет назад никто не слышал про День святого Валентина, в ЗАГСе дату бракосочетания назначили на первый свободный день.

— Символично получилось, да? — усмехнулся Сергей Николаевич. — В тот день, когда всё завязалось, всё и развяжется.

Злости у него уже не было, она ушла с последними словами. Только кровь стучала в висках да пересохло горло. Жена молчала.

— Ничего не скажешь? — спросил Сергей Николаевич. — Ты же так хотела поговорить…

— А что сказать? Ты ведь всё знаешь… Лёшке теперь придётся отчество менять…

— Лёшке? А он тут прич… — начал Сергей Николаевич и осёкся, поражённый внезапной догадкой.

— А ты как думал? — зло проговорила жена. — Три года после свадьбы не могла забеременеть, а потом — раз, и готово! Чудо! Так ты думал?

— Нет, — прохрипел Сергей Николаевич, — мне Филиппов про другое рассказывал…

— Ха! Нашёл кому верить! Филиппов — врун! А ты — бесплоден! Теперь доволен?

Кровь в висках уже не просто стучала, а молотила отбойным молотком. Сергею Николаевичу не хватало воздуха, голова гудела.

— Уходи, — рука потянулась к стоящей на столе пустой вазе, — уходи!

В одно мгновение жизнь Сергея Николаевича перевернулась. Жена, любимый сын и обожаемые внучки внезапно оказались чужими людьми. Он видел, как одевается супруга, но плохо понимал, что происходит, а со звуком закрывающейся входной двери повалился на бок.

* * *

Очнулся Сергей Николаевич в больнице на второй день. Рядом сидела Светлана Викторовна, за её спиной белело испуганное лицо сына.

— Серёженька! Родной! — жена плакала, — Слава Богу, очнулся! Прости меня…

— Папа, нельзя же так… Хорошо, что мама за телефоном вернулась…

— Воды, — одними губами попросил Сергей Николаевич.

Сделал несколько глотков и едва слышно произнёс:

— Уходи…те…

На следующий день Светлана Викторовна не смогла пройти к больному. К ней вышел врач и сказал, что Сергей Николаевич просил не пускать в палату посторонних людей.

 

Иллюстрация: mensagenscomamor.com


Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Для отправки комментария, поставьте отметку, что разрешаете сбор и обработку ваших персональных данных . Политика конфиденциальности