13.10.2020      46      0
 

Бутылочка Навального. Как всё было на самом деле


Бутылочка Навального. Как всё было на самом деле

В кабинете на седьмом этаже Бундесканцлерамта было темно. Приглушённого света настольной лампы едва хватало для того, чтобы выхватить из темноты портрет Екатерины Второй, да одинокую женскую фигуру, стоящую у огромного окна, из которого в солнечный день открывался чудесный вид на Шпрею. Портрет российской императрицы на столе стоял не случайно. Екатерина была кумиром хозяйки кабинета. Ещё бы! Немецкая девочка, сумевшая умом и хитростью покорить огромную северную страну — это ли не пример для подражания?

— У нас всё готово, госпожа канцлер! — оторвал от раздумий селектор голосом личного секретаря Беаты Бауманн.

— Заходите.

Дверь бесшумно отползла в сторону и впустила в кабинет двух дам, одна из которых удивительным образом походила на хозяйку кабинета.

Госпожа канцлер прибавила освещения, внимательно разглядывая своего двойника.

— Беата, вы уверены? — спросила она у секретаря, что означало «Господи! Неужели я так ужасно выгляжу?»

— Абсолютно, — ответила Беата Бауманн, что означало «Ну что Вы, госпожа канцлер, копия всегда хуже оригинала». Женщины достаточно долго проработали вместе, чтобы понимать друг друга с полуслова.

— Спасибо, — сказала канцлер, и отпустив дам, вернулась к окну. Она убедилась, что правительственная машина с её двойником вырулила на Вилли-Брандт штрассе и сопровождаемая полицейским нарядом, понеслась в сторону Острова музеев. Затем хозяйка кабинета спустилась на первый этаж на маленьком служебном лифте, никем не замеченная вышла на Пауль-Лёбе аллею, и подошла к спрятанному между деревьев чёрному «Трабанту», за рулём которого сидел пресс-секретарь Карл Шлейх.

— К нему? — спросил Карл одним только взглядом. Канцлер едва заметно кивнула. Она не любила лишних вопросов.

Попетляв по правительственному кварталу и убедившись, что за ними никто не следует, водитель направил «Трабант» в сторону одной из берлинских клиник.

На видеоблогера Алексея Навального было жалко смотреть. Его больничная койка была завалена листами сценария, которые необходимо выучить к завтрашнему дню. Блогер тщетно пытался запомнить научные термины и слова, которыми завтра следовало «сыпать» во время интервью одному честнейшему немецкому журналу.

— Ингиби… ингибит… — проклятые термины отскакивали от мозга словно теннисные мячики от бетонного слова. Эх, вот если бы в сценарии шла речь о квартирах московских чиновников, мечтательно подумал Навальный, тогда бы он на все сто процентов проявил своё ораторское искусство, а с заумными словами выходило совсем плохо. Видеоблогер от усталости закрыл глаза, а когда через пару мгновений открыл, то оторопел. В его палате оказалась госпожа канцлер. Навальный вскочил, пытаясь сказать что-нибудь по-немецки:

— Их бин… больной, — пролепетал он, соображая, как по-ихнему будет «больной»? Кажется «кранк»? Но вместо этого брякнул:

— Гитлер капут!

Госпожа канцлер скривилась: и это у них оппозиционфюррер? Неудивительно, что на митинги, на которые он зазывает протестующих, приходит так мало народу.

— Не утруждайте себя, Алексей. Вам вредно напрягать голову, — сказала госпожа канцлер, но, спохватившись, добавила, — после всего того, что вы пережили, разумеется.

— Вы знаете русский? — удивился блогер.

— Совсем немного. Жила в ГДР. Когда-то…

— Я не знал.

— Привезли?

— Да!

Блогер достал из-под подушки пустую пластиковую бутылочку.

— Что в ней такого ценного, что из-за неё отправили в Россию целый самолёт? — спросил Навальный.

Вместо ответа госпожа канцлер поднесла бутылочку ближе к свету.

— У вас чайник есть? — спросила она.

— Чайник?

— Да, обычный чайник. Мне нужен пар.

— Но здесь только кулер, — блогер развёл руками.

— Эх, молодёжь, как же вы жить-то думаете… — проворчала гостья и, порывшись в сумочке, к изумлению, мнимого больного за пару минут смастерила из двух бритвочек, спичек и куска провода кипятильник. — Свободная розетка есть?

— Может быть, — пролепетал поражённый блогер.

Госпожа канцлер бросила на Навального презрительный взгляд:

— Налить стакан воды хоть сможете?

— Конечно.

Через минуту вода в стакане забурлила. Госпожа канцлер подержала несколько секунд бутылочку над паром, затем подцепив ногтями этикетку, аккуратно потянула её на себя, чем окончательно добила блогера. Такое он видел только в шпионских фильмах.

— Что там? — спросил Навальный, облизывая сухие от волнения губы.

Госпожа канцлер улыбнулась.

— Помнит обо мне… — загадочно прошептала она и повернулась к двери.

— Подождите! А мне-то что делать? — воскликнул Навальный.

— Как что? Учите роль. Вас должны были проинструктировать. И да… чуть не забыла… Вам подарок.

Она оставила на тумбочке разноцветный пакет и вышла из палаты. Из пакета на видеоблогера смотрела маленькая жёлтая резиновая уточка.

— Ингибиторы холинэстеразы, — получилось у Навального выговорить сложный термин и его рот растянулся в довольной улыбке.

 

Константин Соколов, «Записки сибиряка»


Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Для отправки комментария, поставьте отметку, что разрешаете сбор и обработку ваших персональных данных . Политика конфиденциальности